Денис Ульянкин (shark_er) wrote,
Денис Ульянкин
shark_er

Categories:

📷 Пакистан. К2. Неоконченное путешествие. Часть 5



11 день. 23 июля 2019.
После ночёвки на леднике и завтрака стартуем к кэмпу Конкордия (Concordia), месту слияния двух ледников: Балторо и Годвин-Остен. Название ему дал английский альпинист Алистер Кроули из-за схожести с другим ледниковым слиянием, названным аналогично, но расположенным в Центральных Альпах. Сегодня мы наконец-то должны увидеть цель нашего путешествия — гору К2.

По тропе я иду довольно слабо, плетусь где-то в конце группы, а голос похож на профессора Лебединского, жутко хриплый, слышу себя и не узнаю. Кажется, моя простуда не только не хочет прекращаться, а, наоборот, развивается и растёт прямо на глазах.


Ноги еле передвигаются, и из-за этого на красоту вокруг обращаю меньше внимания, чем следует. А посмотреть есть на что!


После обеда решил устроить себе музыкальный допинг — достал плеер. Обычно музыка придаёт мне дополнительные силы, так случилось и в этот раз. Под "Да здравствует Сюрприз!",  промчался мимо Алика. Несколько песен позади — отличный темп, но вот остановившись за армейским постом понял, что колену хана. Сильная боль даже в состоянии покоя и наступать на ногу уверенно не выходит.


Намазал Вольтареном, закрепил эластичный бинт. Треккинговые палки использую почти как костыли, чтобы не нагружать правую ногу. Ребята проходят мимо, когда я отдыхаю. Пытаюсь не показывать, что у меня проблема, идти то всего ничего — пара километров. А там отдохну, как вчера. Это было большой ошибкой. Колено теперь уже пульсирует болью, периодически выстреливая внутрь ноги.


Если бы не Ника с нанопластырем и обезболивающим, которая шла последней, медитируя на камнях, и увидела меня, ковыляющего по тропе, я дошёл бы только ночью. Вот не верил я в штуку, которая называется "Нанопласт Форте", а зря. Снял эластичный бинт, приклеил пластырь, выпил обезболивающее. Минут 15 отдыха на камнях — нога работает. Лишь только немного жжётся под пластырем.

Недалеко от лагеря нас встретил Дима и забрал мою фотосумку почти насильно. Какая же она тяжёлая, оказывается! Понял только, когда снял. Итого, в 16:45 мы добрались в кемп Concordia на высоте 4552 метров над уровнем моря.


Я прослезился, когда наконец-то увидел К2 — гору к которой шёл, цель этого путешествия. Со сложностями, но у меня получилось, тем слаще этот момент. На фото она далеко впереди, за ледником, немного левее центра.


Пообещал Алику бутылку за портрет на её фоне. Уже отдал)


С Конкордии видно много красивых гор. Вот Гашербрум IV на закате. Последние лучи освещают вершину.


Вид в противоположную от К2 сторону. Куда-то туда нам предстоит держать путь дальше, где то там находится высшая точка нашего похода — перевал Гондогора Ла, который мы должны пройти, чтобы выйти обратно в цивилизацию.


Вечером кашель усилился, теперь я кашляю прямо-таки запоем. Наташа предложила антибиотик Амоксиклав. Долго думал, ведь Алик говорит, что на антибиотиках переходить перевал будет намного сложнее, но потом всё-таки решил принять предложение. До перевала Gondoghoro Pass почти два дня. Думаю, что оклемаюсь, тем более, что у Ники осталось ещё два чудо-пластыря для моей ноги!

Ночью не удержался и встал поснимать звёзды. Заснеженная вершина вдали — это К2 (8611 м.), справа Broad Peak (8047 м.), слева Marble Peak (6256 м.) и Crystal Peak (6252 м.)


Mitre Peak (6010 м.) возвышается прямо над нашей палаткой. Спасибо, Володя, что не был против включённного фонаря.


Восход луны над лагерем. Я рад, что дождался этого момента. Теперь можно со спокойной совестью на боковую.


12 день. 24 июля.
Все фотографии, которыми с этого момента я буду перемежать текст — сняты ранее в этом же походе. Просто начиная с 24 июля я уже ничего не фотографировал (исключение — самый последний день, в нём фотографии соответствуют текстовым описаниям), а читать просто текст мне кажется слишком скучным занятием. Ведь с картинками — намного интереснее!



Часть группы сегодня ушла к базовому лагерю Broad Peak вместо базового лагеря К2. Смена цели произошла из-за плохого прогноза погоды: послезавтра уже обещают дожди, и поэтому запланированной на завтра днёвки для отдыха после сегодняшнего дня на вылазку до БЛ К2 уже не будет, вместо неё завтра уже надо будет уходить в сторону перевала. Т.к. БЛ К2 находится довольно далеко от Конкордии (около 10 км в одну сторону), то, если пойти туда сегодня, сил на завтрашний переход останется совсем мало, а отдохнуть после долгого пути и трудного броска туда-обратно к БЛ стоило бы всем. Зато до базового лагеря Broad Peak идти гораздо меньше и проще, около 5 км в одну сторону. Так что те, кто решил сегодня не оставаться на Конкордии, а всё-таки сходить куда-нибудь в радиальную вылазку, пойдут именно этот вариант, к БЛ Broad Peak.

Я решил сегодня никуда не идти, а остаться в лагере, отдыхать, набираться сил и пытаться выздороветь. Утром на завтраке всё ещё было нормально, потом я пошёл полежать в палатку, где меня всё-таки навестила Мисс Горная болезнь, пока ещё в лёгком, воздушном наряде. Слабость во всём теле, сильно болит голова. Есть, пить не хочется — пообедал кое-как и прекратил есть вообще. Всё время лежу в палатке. Проверил пульс в состоянии покоя — 129. Сердце колотится как ненормальное.

Пара минут и в горле снова что-то шипит, значит снова скора кашель. Такое ощущение, что кто-то бурлит коктейлем через трубочку. Я не знаю симптомов, но мне почему-то кажется, что у меня начинается отёк лёгких. Кашляю каждые две минуты, жидкость глотаю, иногда сильные приступы, когда приходится высовываться из палатки и выплёвывать "накопленное" на камни. В такие с моменты особенно тяжело — всё тело сотрясается и с каждым мгновением сил становится ещё меньше.


Группа вернулась. Принято решение вызывать для меня вертолёт, хотя Али предупреждает, что это может затянуться на несколько дней. Тут летают только вертолёты Пакистанской армии, и ассистенс страховой компании сообщает, что стоимость 15-20к долларов, хотя наш гид Али говорит что это стоит 5к. Я говорю ассистенсу, что это слишком дорого, прошу проверить данные. Мне в любом случае надо спускаться, но будет лучше, если это будет дешевле.

Есть возможность спуститься вниз на ослике по маршруту, которым мы пришли сюда — это займёт четыре дня. Я умею ездить верхом, но сейчас не могу себя представить в седле. Разве что как тюк сбоку, но это, кажется, неудобно.


Примерно в 20:00 девушка в ассистенсе сообщает что вертолёт уже вылетел в Скарду в 18:00, точное время прилёта сообщит позднее. "Точно? — говорю. — Вы знаете, что тут уже ночь?" Вроде да, вроде точно. Ок, прекрасно, жду.

Вся группа прощается со мной и желает выздоровления. Такие хорошие!

Я рад скорому разрешению ситуации с эвакуацией, еле-еле собираю и упаковываю вещи, но звонка нет. В итоге звоню сам — моё дело передали другому парню, который сообщает, что подтверждения вертолёта нет, страховая не отвечает и улететь можно будет только завтра. Вот это неожиданно! Ну что ж, придётся ночевать тут.


Эта ночь была самой ужасной в жизни. Постоянно сильные приступы кашля, слабость. В 7 утра я должен звонить в ассистенс. Смотрю на часы — 00:05.... Я, кажется, забываюсь, но кашель снова выхватывает меня из вечности, смотрю на часы — 00:25. Да как же так? Почему время так медленно тянется?

Поход в туалет был очень непростым. Надеть куртку и ботинки, спуститься вниз по камням до "ракеты" ещё более-менее возможно, хотя и шатает. Но вот подняться назад по склону — это, кажется, выше всех сил. Делаю два шага, отдыхаю, откашливаюсь... И снова... И снова...

Совсем не спал — это просто невозможно, да ещё и боюсь захлебнуться. Бедный сосед Вовка! А ему завтра ещё идти. Я стараюсь вести себя тише, но не получается. Приступы снова, и снова, и снова ...

13 день. 25 июля
За окном наконец-то рассвет. Но ничего не поменялось. Все собираются, заходят ко мне, спрашивают новости, а новостей нет. Страховая начинает работать позже, ассистенс собирается вызывать вертолёт самостоятельно, без подтверждения страховой. Раздаю вещи, которые могут помочь ребятам в дальнейшем путешествии, а мне уже не нужны. Пытаюсь шутить, а на душе тоскливо.


Со мной остался Дима, все остальные ушли. Бедный, ему придётся подниматься по жаре, когда меня заберут. А когда это произойдет, совсем непонятно. По телефону вместо меня уже разговаривает он, укладывает мой рюкзак также он. У меня нет сил даже говорить. Я лежу ничком в  палатке, изредка высовывая голову наружу, чтобы выхаркать жёлто-зелёную жидкость. В какой-то момент меня выводят из палатки. Спасатели сообщают, что вертолёт летит. Я сижу на стуле как-то по диагонали, глаза, в основном, закрыты, вокруг портеры, спасатели и туристы.

Вертолёт садится рядом на малюсенькую, расчищенную сегодня с утра от камней площадку. Как он туда такой огромный поместился? Дима кивает. Я шатаясь, очень медленно иду к вертолёту, кто-то тащит все мои вещи. Эмоций ноль. Хочется, чтобы это всё быстрее закончилось.

Дима Козлов снял этот момент и поделился видео. Мне казалось, что дорога к вертолёту заняла уйму времени, а в реальности всё было довольно быстро.



Пилоты разговаривают по внутренней связи со мной. Очень хочется спать.


Через некоторое время (возможно, в 14:00) вертолёт садится на военной базе. Мне надо чего-то подождать. Дают мне оба моих рюкзака. Я не могу поднять ни один, и оставляю их валяться возле взлётной площадки. Высота 3350, скинули километр.


И вот, я сижу на военной базе недалеко от кемпа Paju. Как и ожидалось — стало лучше. Кашель не прошёл, но постоянно набирающейся жидкости уже нет. Приносят воду. Заходит пакистанская пара, которую тоже эвакуировали из-за проблем с дыханием, но выглядят они свежее и чище, чем я. Приносят ласси, чай и печеньки. Я дремлю, они общаются с военными. Становится легче, я почти не кашляю, но теперь ощущаю как болит горло. Пара улетает. Мне надо ещё подождать, примерно до 16:00. Периодически проваливаюсь в сон.

Приходит пара лётчиков, которые задают кучу вопросов, а также нам приносят острые печеньки и чай с молоком. Мы говорим о любимых блюдах, и я вспоминаю манты. А они пишут мне список своих любимых блюд, среди которых одно выделено особо —  в Скарду точно оно есть, и мне обязательно надо его попробовать!


В 18:05 я в Скарду в госпитале с парнем из Литвы (Saulius Damulevičius), который находился в базовом лагере Нанга Парбат во время теракта. В этом году он снова вернулся в Пакистан, чтобы взойти на Гашербрум 2, но сначала сорвался, а потом начался отёк лёгкого. Он добирался до Конкордии самостоятельно, но в итоге пропустил поворот и ушёл на три километра в сторону базового лагеря К2.


Я очень хотел добраться до гостиницы и там уже снова созвониться со страховой, но вышло всё иначе. Вначале повезли в госпиталь Саулюса, затем оказалось, что в госпитале меня уже ждёт человек Камаля, пакистанского гида, который организовывал весь треккинг для нашей группы. Я решил попробовать обследоваться уже сегодня, и пошёл в машину за паспортом. Набор высоты метра два, но я чуть не сдох — опять начался сильный кашель с попытками выплюнуть лёгкие.


В общем, очень обидно, но абсолютно верно, что я вернулся. Перевал мне не дался бы абсолютно точно и я был бы обузой для всей группы. Мне сейчас нужен только покой. До 20:30 сижу в госпитале. Меня почему-то не принимают и всё время говорят подождать 5 минут, улыбаются и только пожимают плечами. Пакистанец, которого тоже эвакуировали с нами, сказал, что освободится через 5 минут полчаса назад. В страховой опять не могут подтвердить обследование, да и по цене эвакуации до сих пор ничего не понятно.

Я решаю ехать в гостиницу, но это пока не возможно. Оказывается, водитель с моими вещами уехал куда-то за лекарствами. Позже я обнаружил пропажу 600 баксов, лежавших в верхнем кармане рюкзака. Возможно, это произошло именно тогда... Не знаю, но это ещё один урок — за деньгами надо следить. В 21:10 я всё ещё сижу и жду в комнате ожидания госпиталя. Давно бы уже был в отеле. Будет забавно, если мест нет и придётся искать что-то другое.


В 21:20 водитель приехал и отвёз меня к отелю. Десять километров дороги мы проехали примерно 25 минут, и это в отсутствии пробок. Очень приятно видеть узнавание и улыбки на лицах персонала гостиницы, как будто вернулся домой.

Сходил в магазин, купил сока —  в больших бутылках мангового сока не был, пришлось покупать много маленьких пачек. Теперь в номере куча пустых коробочек и довольный я. Всё, теперь можно идти на ужин. Разговорился с официантами: получается, что то блюдо "mamtokh", которое посоветовали военные вертолётчики, и есть манты. По крайней мере, их местный, пакистанский вариант. Прошу рассказать, как добраться к этому богатству.

14 день. 26 июля.
Думал, что всё уже хорошо, но когда начинаю разговаривать, то снова начинаю кашлять, а говорю я много, потому что мне озвучили цену эвакуации в 18000 долларов. Из этой суммы 10к оплатит страховая. А остальное должен оплатить я. Звонил в ассистенс, звонил в страховую. Никто ничего не может объяснить.


Пошёл в ближайший госпиталь Абдулла, ведь ехать в военный госпиталь далеко, к тому же вчера меня там никто не хотел обследовать, а этот рядышком. Это мечеть, переделанная в больницу. Захожу внутрь и понимаю, что это очень странный госпиталь. Часть людей спят на матрасах на полу, на ресепшене и в кабинетах никого из персонала. Чур меня, анализы тут делать я точно не буду.

Я вернулся в отель, где меня встретил Камаль. Я объяснил ситуацию со стоимостью эвакуации и он позвонил в Жасмин турс, которая её организовывала. Там сообщили, что эта цена за эвакуацию двух пострадавших. Со мной в вертолёте летел ещё один пакистанский парень, и за него будет платить его страховая. Так что цену можно делить на два, о чём я и сообщил в ассистенс и свою страховую.


В военный госпиталь меня отвезли также Камаль с помощником. И ходили со мной по кабинетам, как с ребёнком. Рентген грудной клетки, давление, кардиограмма. Диагноз — вирусная пневмония. Холодной воды не пить, пылью не дышать. А как же быть, если пыль тут везде? Буду лечиться в отеле и стараться не выходить на пыльные улицы. Поставил огромное ведро с водой рядом с кроватью. Пью таблетки, много сплю. Периодически появляется интернет.

Мне прямо в отель привезли те самые "mamtokh". Вначале шесть штучек на обед — мне не хватило, и я попросил на ужин в два раза больше. Кажется, я начинаю выздоравливать.


Выходил я на улицу, предварительно надев бафф на лицо, только ради одной вещи — манго. Самые вкусные, сладкие и сочные фрукты из всех, что я пробовал раньше.


Я сижу один в тёмной комнате и думаю о своих спутниках. Связи с ними нет, и что там происходит непонятно. Погода портится, здесь в Скарду идёт дождь. Кажется, никогда раньше я не бывал в таком положении, чтобы я был внизу и волновался за тех, кто в горах — обычно ждали меня. Очень неприятное чувство незаконченности и беспомощности. Впереди дни лечения и ожидания остальной группы.

Через несколько дней по спутнику позвонил Дима, сообщил, что все благополучно преодолели перевал.

17 день. 29 июля
Позвонил в ассистенс. Окончательная сумма за эвакуацию — 8500$. Можно выдыхать, я укладываюсь в страховку. Её обязательно делать каждый раз, когда ты уходишь в поход. И неважно, насколько он сложный, в горах может случиться всё что угодно.

В один из дней местные мне принесли в номер абрикосы и пожелали здоровья! Как приятно, спасибо вам, ребята!


18 день. 30 июля.
Прошло пять дней в отеле. Один из официантов мне постучал в дверь и, улыбаясь, сообщил, что наша группа вернулась. Как же я рад видеть вас, мои дорогие заросшие, обгоревшие, грязные и поцарапанные! Все устали, но главное — живы и уж тут, рядом. Перевал был очень жёстким. Слушая их рассказы, я в очередной раз понял, что поступил правильно, запросив эвакуацию. Следующие несколько дней в горах шли дожди, да и тут, в Скарду, было очень пасмурно.

19 день. 31 июля 2019.
Ну что же, на последний день прописанных антибиотиков я решил, что хватит киснуть в тёмном номере и пора выйти на солнечный свет. Тем более, я теперь не один! Дима заказал два микроавтобуса, и нас отвезли к гидроэлектростанции на озере Сатпара (Satpara lake).


Озеро находится на высоте 2686 метров над уровнем моря. По легенде, на дне этого озера расположен золотой рудник, поэтому вода во второй половине дня кажется сияющей.


Множество потоков и ручейков течёт по долине и впадает в озеро.


И да, это озеро тоже окружено горами :)


После нам дали выбор — рынок, верхнее озеро Качура или отель. Отель? Нет уж, спасибо. Рынок точно отпадает по медицинским показателям, там точно пыльнее чем на озере. Так что выбор очевиден... Правда, я совсем забыл про 25 километров дороги. Было пыльно, но удовольствие от вторичного посещения озера перечеркнуло все минусы.


Нас отвезли на лодке, уже без мотора, а гребцом большую часть пути был Володя. Грести самодельными вёслами разного размера и формы то ещё удовольствие, но он справился!


Все бросились купаться, грязнули... А я... а у меня душ есть, в номере... (Вообще-то, мне дядя Алик запретил купаться, но тсссс!!!)


Поэтому я просто запустил коптер и полетал на дроне. Где-то там вдали Скарду. А маленькая красненькая точечка на воде у берега — это лодка. Так, для понимания масштаба.


Посадив батарею на коптере, обратился к братьям нашим меньшим. Немного макросъёмки пакистанского паучка.


На обратной дороге не удержались и обнесли тутовник. Какой же он сладкий и вкусный под этим солнцем!


Наш маршрут закончен, все разъехались, началась другая жизнь, полная светофоров, джинсов, супермаркетов, проблем и дел, и мне из-за этого очень грустно. Здесь, на тропе, всё по-другому. Можно говорить по душам и сразу видно, кто есть кто. Эти дни пути закончились, вы все теперь далеко. Кажется, что не так важны эти горы, как люди, с которыми ты туда идёшь.

Спасибо тебе, Дима Козлов, наш гид и друг, человек, собравший нас всех вместе. Всех этих настолько разных, но похожих в одном людей — мы все любим горы. И это, кажется, диагноз! Все вернулись домой с кучей эмоций и впечатлений, которые точно останутся на всю жизнь.


P.S. По возвращению в Москву я обратился к врачам. Хотелось провести обследование cобственного организма и понять, насколько этот поход повлиял на него. Мне прописали курс антибиотиков — тот же Амоксиклав, которым начала менять поить Наташа там, на Конкордии, а потом прописал врач в Пакистане. Через некоторое время вновь сделанная флюроография показала полное отсутствие каких-либо следов в лёгких. А вот с коленом оказалось не всё так радужно. Хирург направил на рентген, а физиотерапевт сообщил, что у меня артроз 2 степени и направил на физиотерапию, которая совсем мне не помогла. Тогда я направился  к травматалогу и МРТ показало, что у меня разрыв мениска. Операция уже прошла, швы снимут сегодня. Хожу и надеюсь, что вскоре я вновь смогу ходить в горы, которые так люблю...

Пакистан меня свёл с  замечательными и весёлыми людьми. Странно, что для этого пришлось ехать так далеко, ведь с большинством из них мы живём в одном городе. В любом случае, я благодарен судьбе за эту поездку, за то, что хотя многое получилось не так, как планировалось, но всё закончилось так, как надо. Я рад знакомству со всеми вами и хочу ещё не раз обнять при встрече!

Возможно мы снова пересечёмся на других пыльных дорогах. Пусть будет так!

Все части путешествия:
📷 Пакистан. К2. Неоконченное путешествие. Часть 1
📷 Пакистан. К2. Неоконченное путешествие. Часть 2
📷 Пакистан. К2. Неоконченное путешествие. Часть 3
📷 Пакистан. К2. Неоконченное путешествие. Часть 4
📷 Пакистан. К2. Неоконченное путешествие. Часть 5
Tags: Пакистан, панорама, путешествия, фотография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments